Главная > Новости > ТЭК России > Цифровизация и проектный подход: как меняется университетское образование

ТЭК России

Цифровизация и проектный подход: как меняется университетское образование

                                                Источник: https://st.vkonline.ru

 

Тольяттинский государственный университет (ТГУ) сегодня лидирует среди российских вузов в области цифровой трансформации. Каковы преимущества цифровизации для университета? Как она повлияла на качество приема абитуриентов и подготовки выпускников ТГУ? Об этом корреспонденту проекта «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» рассказал ректор ТГУ, доктор физико-математических наук, профессор Михаил Криштал.

– Михаил Михайлович, как цифровизация повлияла на результаты приёмной кампании этого года?

– Для ТГУ завершение приема на очное обучение – это только полпути. Прием на заочную форму завершится в конце года. Причем мы идем на встречу нашим абитуриентам и зачисляем на заочную форму дважды в год – в августе и декабре. Уже сейчас виден рост на 20% числа заявлений от желающих учиться онлайн, как на заочной, так и на очной форме, по сравнению с прошлым годом.

Сегодня почти половина из 15,7 тыс. студентов нашего университета обучается онлайн с применением дистанционных образовательных технологий. Это представители 82 регионов России и русскоговорящие граждане 18 иностранных государств.
Благодаря развитию цифровых решений и онлайн-обучения в 2018 году численность студентов и слушателей ТГУ достигла исторического максимума. У нас есть все основания ждать нового рекорда и по результатам этой приемной кампании.

Новая реальность образования: что такое цифровой университет сегодня

Еще в 2014 году мы приняли решение выйти за границы региона за счет реализации программ высшего образования онлайн. С 2015 года в ТГУ запустили проект дистанционного онлайн-обучения «Росдистант», и с того момента количество поступивших в ТГУ на различные направления подготовки неуклонно растет.
– Чем онлайн-обучение отличается от заочной формы обучения?
– Очное и заочное обучение – это именно формы обучения, а онлайн-обучение – это комплекс технологий. У нас онлайн учатся и очники, и заочники. Где-то мы внедряем онлайн-технологии частично, а где-то охватываем ими весь образовательный процесс. Почему-то под онлайн-обучением чаще всего понимают краткосрочные открытые онлайн-курсы – по-английски MOOC (massive open online courses). В большинстве аналитических отчетов по онлайн-обучению вузы, реализующие программы высшего образования онлайн, даже не упоминаются. Возможно, это связано с тем, что таких вузов считанные единицы.
– Вы переняли онлайн-технологии у других вузов или разработали их сами?
– Технология, в том числе технология обучения, – это всегда определенная последовательность действий, приводящая к хорошо прогнозируемому заданному результату. Такой последовательности, конструкции, созданной из отдельных технологических элементов, как у нас, у других вузов нет. Хотя прототипы или аналоги отдельных технологических решений, безусловно, известны. Однако в ТГУ все сервисы, в том числе разработанные нами самостоятельно, были объединены в единые технологические цепочки, что дало новый качественный результат – возможность масштабирования по количеству студентов онлайн. В том числе, с применением электронного контента и вебинаров. Секрет не в том, чтобы записать на видео лекции и разместить их в интернете. Секрет в том, как построить технологический процесс бесперебойного производства электронного контента, его актуализации и сопровождения студентов. Как построить процесс сбора данных и сопровождения учебного процесса. Для этого потребовалась гигантская работа всего коллектива университета и применение самых разных технологических решений. Что-то мы сами делаем, что-то покупаем, но всё это увязываем в единую систему и адаптируем под нее. Проект «Росдистант» состоялся, во многом, благодаря тому, что ему предшествовала глубокая цифровизация системы управления вузом. Мы прошли несколько этапов цифровизации, и только сейчас ТГУ вступил в этап цифровой трансформации, который подразумевает под собой реинжиниринг бизнес-процессов на основе внедряемых цифровых технологий.
– Что это были за этапы?
– На первом этапе мы разработали отдельные сервисы, плохо интегрированные между собой. По сути, это была лоскутная автоматизация. На втором этапе мы внедрили систему «Галактика», а также Moodle, «Битрикс 24», «1С: Документооборот», а также перешли к построению единой архитектуры автоматизированной системы управления университетом с системой «Галактика ERP» в ядре.
На следующем этапе мы провели вычистку базы данных, которая стала единой для всех сервисов, создали правила, обеспечивающие сохранение целостности данных и однократность их ввода.
– Как студенты восприняли введение электронных онлайн-курсов в очный образовательный процесс?
– Внедрение элементов «Росдистанта» в очную форму обучения стало реинжинирингом технологии очного обучения. Мы создали новую технологию обеспечения массовой проектной и практической деятельности студентов, а внедрение электронных курсов высвободило для них время на проектную деятельность.
Вспоминаю, как некоторое время назад мы ввели, а затем отменили электронные онлайн-курсы для студентов-очников в Институте права. Спустя неделю я получил петицию от студентов, которую подписал весь поток, с просьбой вернуть электронный курс. Тогда я понял, что, действительно, это лучше и удобнее для студентов.
Мы ввели принцип: на каждые 32 часа лекций в электронном формате мы даем четыре часа очных потоковых консультаций, на которых студенты обсуждают с преподавателями общие вопросы по курсу. Если какие-то темы в электронном курсе не раскрыты, они дополняются лекциями в «живом» формате. Я могу с уверенностью сказать, что студентам это очень нравится, у них появляется возможность заниматься реальными проектами.
– Как поменялись функции преподавателя в ТГУ в связи с вхождением университета в процесс цифровой трансформации?
– За последние пару сотен лет функции преподавателя мало менялись, если не считать, что к ним добавилась бумажная работа. Сегодня идеальный преподаватель должен быть профессионалом в своем предмете; разбираться в методике преподавания; владеть элементами актерского мастерства, уметь делать презентации; знать федеральные образовательные стандарты и уметь работать в корпоративных системах отчетности; контролировать успеваемость студентов. Однако основное – это его профессиональные компетенции и умение переложить их в удобный для восприятия формат. Все остальное можно сделать за преподавателя. Например, у нас электронные лекции по материалам, подготовленным преподавателями, читают профессиональные дикторы. Следующим шагом – и мы это уже опробовали – станет разделение функций владения профессиональными компетенциями и владения педагогическими компетенциями. Тогда педагог-дизайнер, работая с профессионалом в предметной области, сможет подготовить материал, а команда разработчиков «упакует» его для онлайн-обучения.
В итоге получаются актуальные профессиональные курсы, и автор такого курса — отнюдь не человек-оркестр, а коллектив профессионалов, каждый из которых занимается своим делом. Все эти технологии были в первую очередь отстроены на проекте «Росдистант». В некотором смысле это похоже на то, что в свое время сделал Генри Форд для автомобилестроения. «Форд-Т», который начали выпускать в 1908 году, был отнюдь не лучше многих других автомобилей, которые выпускались до этого. Но только Генри Форду удалось создать новую систему разделения труда, которая позволила выпускать качественные автомобили миллионами и в десятки раз снизить их себестоимость. По сути, мы делаем то же самое. За счет изменения системы разделения труда мы резко повышаем эффективность образовательного процесса, в том числе результативность работы каждого преподавателя. В некотором смысле это тренд, который нам удалось поймать.
– Как влияет изменение образовательной модели на уровень подготовки выпускников?
– Качество усвоения материала у студентов, обучающихся онлайн, отнюдь не ниже, а иной раз и выше, чем у тех, кто обучается в присутствии преподавателя. Ещё до введения электронного контента в очное обучение, мы проводили тестирование студентов по освоению теоретического материала. Оказалось, что студенты, обучающиеся по онлайн-технологиям, осваивают теоретический материал существенно лучше.
Мы создали систему, которая отслеживает поведение студентов в учебном процессе, и вплотную подошли к введению интеллектуальных систем управления образовательным процессом. Технология онлайн-обучения позволяет нам в реальном времени снимать цифровой след студента, вплоть до того, когда студент зашел в учебник, сколько секунд смотрел и слушал каждую страницу, как отвечал на каждый вопрос теста, перечитывал ли учебник в случае неудачи. По таким большим данным учебного процесса можно строить типологию учебных поведений студентов, и для каждого студента предлагать такое сопровождение учебного процесса, которое позволит ему показать максимально возможные результаты в обучении. Можно строить подлинно адаптивную систему обучения .

Лента новостей

Новости Ассоциации 18.10.2019

ПМГФ-2019: Ключевые игроки газовой индустрии обсудили актуальные вопросы отрасли

ТЭК России 18.10.2019

РСПП выступает против инициативы Минэнерго о дифференциации тарифа ФСК

В мире 18.10.2019

Белоруссия до конца года примет решение о строительстве узла проверки качества нефти из РФ

ТЭК России 18.10.2019

Россия вошла в число лидеров по сокращению выбросов парниковых газов

ТЭК России 18.10.2019

GasSuf 2019: значимое событие в сфере газомоторной отрасли

ТЭК России 18.10.2019

На базе алтайского завода создадут технопарк

Новости 18.10.2019

Первые серийные образцы автономных энергетических установок для Арктики будут изготовлены в 2022 году

ТЭК России 18.10.2019

Цена электроэнергии в РФ может вырасти на 25%

В мире 17.10.2019

Умную IoT-платформу внедрят для управления энергопотреблением в Великобритании

В мире 17.10.2019

2020 год будет успешным для нефтехимических компаний РФ

Новости Ассоциации 17.10.2019

«Энергетика Урала» представит компании из восьми стран мира

В мире 17.10.2019

Итоги большой промышленной недели в Каире